Жить для себя

Я живу для себя. Вот такая мать эгоистка. Не отдаю последнее и не требую взамен. Мне все равно станет сын телевизиончиком, захочет быть физиком-ядерщиком, укатит на Шри-Ланку по программе «дауншифтинг лайф» или станет священником. Это его жизнь, я не могу выбрать за него стезю, тем более пройти ее. Моя задача подсказать и направить, не более. Решение примет он.  Плюс любить его и быть рядом в трудные минуты. Всё. Выберу жизненный путь ему я или он сам — я не угожу до конца и буду виновата «что не заставила выучить» или, наоборот — «заставила выучить, что было не по душе». Там я не дожала, там пережала. Там недолюбила, там перелюбила… Я умываю руки и живу для себя. Вот такая мать эгоистка. Я буду виновата в любом случае, буду неидеальной матерью, он накопит претензии ко мне, я готова их услышать. Я не жертвую собой, не лезу из шкуры вон, претензии меня будут ранить не сильно больно, я надеюсь. Единственное, я не хочу выставлять претензии сыну, я не потрачу на него лучшие годы, не собираюсь загубить карьеру или отказаться от планов и желаний, уничтожить себя как личность и раствориться в нем. Претензий к нему нет.

«Вот родишь, посмотрим, будешь ты жить для себя или нет!», —  говорила мне мама. «Только для себя»! – отвечала ей я. Правда, я не вижу смысла жить ради детей. Как потом отпустить ребенка во взрослый мир? Как принять в его доме другую женщину? Никак… не отпускать, засыпая советиками и сотым телефонным звонком с вопросом, одел твой сорокалетний ребенок шапку, что он покушал и как ему спалось? Думать, что он до сих пор «маленький» неумеха, а я «ой, ой… прожила годы и всё знаю». Рассказывать — жена у него ни к черту и борщ готовит откровенно хреновый. Я так не хочу! Мне это неинтересно.

— Ты же говорила, что будешь жить для себя, — ехидной улыбкой говорит мама, пока я сыну достаю йогурт. 

— Тю, я и живу… — удивляюсь я. 

Пока не в полной мере, но живу как могу на данный момент. Я регулярно «ворую» у ребенка йогурты, ем его яблоки, не покупаю на последние деньги что-то ему, если и мне  или мужу надо. У нас по-братски, на троих. Я не хочу услышать в будущем от себя: «Я отдала тебе лучшие годы, а ты свинья вырос и даже не звонишь», «я ходила в дырявых колготках, а ты в лучших джинсах» и далее по списку… 

Я не живу ради сына. Нет, это не значит, что я на него забила болт. Мне безумно интересно проводить с ним время, учить его каким-то новым штукам, тискать его, обнимать, ходить гулять. Я люблю его водить на батуты и очень хочу, чтобы у него было самое лучшее детство и будущее. Без претензий. Не в ущерб себе. Я не живу ради него. Я не ставлю его интересы главнее моих. Я не отдаю ему последнее, сама перебиваясь. Если мне и ему нужны сапоги, я не буду покупать ему за тыщу, а себе — дулю. Две бюджетные пары по пятьсот. Хочу йогурт? Ем, даже если он последний. Не умрет один день без йогурта. Я не понимаю, когда мама ущемляет себя во имя любви и ребенка. Зачем? Это не любовь – это жертва, кредит во взаимоотношениях…

Когда кто-то под фото ребенка пишет «моя жизнь» мне хочется рыдать. Вот так просто сесть и плакать, поглаживая мамочку по голове. Лить слезы, жалея ребенка, и маму, у нее вся жизнь – ребенок. Который в один момент, не осознавая, стал чьей-то жизнью от макушки до пяток. Полбеды, когда «моя жизнь» месячного возраста. Тогда есть иллюзия, что четыре килограмма счастья заняли целиком твою жизнь. Границы личности стираются от тотального наркотического недосыпа. Когда «жизни» семь, десять, а то и тридцать лет. Грустно за маму, грустно за детей. Я могу представить, что им приходится выслушивать в длиннющей тираде телефонных звонков и причитаний.

Сегодня в моей ленте фейсбука промелькнула очередная «моя жизнь» под фото. Я знаю эту маму до мозга и костей, я знаю ее жизнь и жизнь ее семьи. Она не соврала, ее дочь – смысл и жизнь. У нее нет работы, нет хобби, нет интересов. Прогулки с мужем сводятся к поездкам в радиусе пятидесяти километров. Так из года в год, по накатанной рутинной трассе детства. Я знаю ее мать. Как она страдала от «двух смыслов жизни». Как она злилась на них, что не могла с мужем уехать во второй медовый месяц. Она отдавала последнее детям. Отдала… Отравила жизнь себе, дочке и внучке. Как говорит психолог Михаил Лабковский: «Если смысл вашей жизни в другом человеке, значит ваша собственная жизнь не имеет смысла»

Отсюда рождается «да я ради тебя карьерой пожертвовала», «я тебе лучшие годы отдала, а ты…», «мог бы сказать спасибо за, то что я тебя вырастила» и ребенок страдает. Страдает в пять, страдает в десять, страдает в тридцать. Со злобой произнося: «А я просил тебя рожать?». Он прав! Откуда он знал, что станет смыслом? Откуда он знал, что ему принесут в жертву себя? Он не просил! Его пора отпустить во всех отношениях. Мама держит. Ей что умереть? Это же «ее жизнь», как отдать жизнь?

Надо жить для себя. Вот так просто. Не забивать на ребенка, о чем могут подумать «жертвенницы». Ни в коем случае. Просто жить в радость, а не в тягость. Смысл в ребенке, если ради него нужно принести себя в жертву?

Делайте маникюр себе, вместо покупки очередной не очень нужной шмотки ребенку. Выходите в свет без ребенка и чувства вины. Купите себе платье, пойдите в сауну, живите в свое удовольствие, доказывая ребенку: жизнь – прекрасна! Пускай жертвенницы считают вас эгоисткой. Лучше быть такой, чем всю жизнь требовать от ребенка отдачи долгов, которые он не брал и просил ему давать.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s