Обратной дороги нет…

Был теплый летний вечер.  Мы с подружкой курили кальян на парапете столичной набережной с молодыми,  бодрыми, немного старше нас парнями. Мы много шутили,  смеялись,  опьяненные молодостью, летом и девятнадцатым годом по паспорту.  Мы жили с родителями,  строили планы,  мечтали,  глядя на ночные звезды, верили в любовь, много обнимались просто так. Могли часами сидеть на безлюдном ночном пляже, зарыв ноги в песок и пить шампанское из пластиковых стаканчиков с закуской из батона с плавленым сырком. Нам не нужен был хрусталь, венецианское стекло, уютные кресла лаундж бара на берегу Средиземного моря. Нас вполне устраивала шумная летняя набережная, импровизированный столик из бревна и крымское шампанское из супермаркета. Мы просто жили…  Как живут восемнадцатилетние: без проблем,  напряга, с вечным двигателем в одном месте. Мы умели радоваться простым вещам: свободе, когда родители на даче, приходу стипендии, редким посиделкам с суши, грязному столичному пляжу, рассвету на крыше многоэтажки, прослушиванию нового альбома Океана Эльзы с имбирным чаем, первой самостоятельной поездке с друзьями, куда угодно в грязном плацкартном вагоне… Мы повзрослели… Нас не удивить чистым самолетом,  при слове «плацкарт» мы «фукаем», белоснежный песок иностранного пляжа — банальный, наши  отечественные курорты — D&G: dorogo & glupo! Мы удивляемся высоким тарифам на бензин, политикам свиньям и человеческой тупости… Другие ценности. Черствые… взрослые…

Иногда мне хочется вернуться в шестнадцать. Курить кальян до утра на пляже,  путешествовать с рюкзаком,  мечтать,  любить, как в первый раз,  верить в чудеса и розовых единорогов,  приходящих в гости к моим тараканам по вечерам. Но обратной дороги нет… Мне не шестнадцать и даже не двадцать пять. Предательский паспорт транслирует второе вклеенное фото. Мне без пары лет тридцать.  Я перестала считать возраст после двадцати пяти,  не считаю калории и давно не разматывала коврик для йоги,  чтобы стать в  любимую асану «воина». Я разленилась и очерствела. Меня не удивляют курорты, хотя несколько лет назад, снежная Одесса зимой и холодный морской ветер, казались раем на земле. Пять звезд — скучны, еда — пресная, одежда, развлечения — чего я там не видела? Дом — крепость. Семья — уют. Кажется, будто я испробовала всё, нет больше удивления, детской радости и умиления. Мы пресытились, мы очерствели, мы смотрим на студентов с завистью: у них есть вкус к жизни. Почему его утратили мы?

Я — жена и мама.  Мне почти тридцать.  У меня есть квартира,  счета за коммуналку,  планы доделать ремонт. Я не выбираю, куда поехать с рюкзаком на последние деньги. Я выбираю садик,  читаю отзывы о вакцинах,  смотрю семейные отели с детской анимацией. Радуюсь первому снегу сквозь призму улыбки сына. Радуюсь лужам, когда мое пространство заливает его смех. Меня не удивить взрослым миром, но я поражаюсь детскому. Обратной дороги нет?

Я повзрослела. Внезапно.  Как и поняла это…  Мне неинтересно тусить до утра.  Потом два дня тратить на восстановление сил,  даже при трезвой вечеринке.  Я давно не хожу на дискотеки.  Караоке не захватывает дух. Мне скучно наблюдать извивающихся дам и кавалеров в надежде найти пару на одну ночь с одной жизнью. Мне лень ехать далеко в гости, я считаю литры бензина и километры дорог. Я ношу теплые колготы с начесом зимой, как мама говорила. При виде подростков с синюшными ногами в капронках, осуждающе на них смотрю.  Потом одергиваю себя,  вспоминая без шапки в минус тридцать и фото в платьишках на снегу в мои шестнадцать. Я знаю рецепты каждодневных блюд наизусть, раньше помнила телефон доставки. Не нужная информация стерлась сама.  Я различаю хорошее средство от пятен среди десятков таких же не эффективных. Бепантен — не пустой звук, как и АКДС, КПК и ортопед… Перед приходом гостей стаканы я перемываю содой, как мама учила. Пятна от ягод я замачиваю на ночь, как мама учила… Я повзрослела. Я — сама мама…  Обратной дороги нет….

Я стараюсь лечь спать до одиннадцати. Организм уже не тот и реагирует на недосып иначе. Каблуки лежат мертвым грузом в кладовке до очередной свадьбы, коих всё реже. Вместо пожеланий безбашенной жизни друзьям, тосты превратились в монотонные: «здоровья, здоровья, здоровья». Я покупаю шерстяные шапки. Кожаным стильным перчаткам я изменила с варежками с двойной подкладкой. Вместо Мартини, предпочитаю чай с базиликом.  Дома появились мази для суставов, в телефоне, рядом с контактами гинеколога,  записан номер хорошего педиатра.  Обратной дороги нет…

Ты становишься взрослой,  когда борщ — вкуснее суши,  когда отельный уют важнее дикой природы палаток,  когда мамины пирожки с яблоком и корицей превосходят отборные немецкие марципаны,  когда австрийский штрудель блекнет на фоне подгоревшего, не очень симпатичного, зато твоего хенд-мейд пирога. Когда смотришь на фото одноклассников, вместо озорных мальчишек и девчонок с веснушками, на тебя глядят дяди и тети. Когда самый крутой мальчик студенческого потока обзаводиться пивным животиков, двумя детьми, ипотекой на десять лет и лабрадором. Ты, как бы, тоже не девочка, даже соседские дети называют тебя «тетей». Твой возраст выдает предательская теплая шапка и шерстяные ангоровые носки зимой.

Обратной дороги нет, когда на руку цепляют бирку с весом, ростом, полом и фамилией маленького, твоего человечка. Ты, конечно, можешь попросить засунуть его обратно, врачи даже могут согласится это сделать, только пока такое никому не удалось. Обратной дороги нет, когда к батарее ты ставишь одну пару сапог 37 размера, вторую — 22, когда знаешь методики воспитания, когда недосып становится лучшим другом, а остеохондрос регулярно пляшет сальсу с твоим позвоночником. Когда, вместо нового платья, ты идешь к мануальщику, когда покупаешь лопатку для снега, когда выбираешь новые обои в спальню и как в том анекдоте: в фильме для взрослых тебя удивляет кафель на кухне.

Взрослеть страшно, идет тотальная переоценка ценностей. Что удивляло вчера, вдруг превращается в обычную банальность — пшик. Мы разучились ценить элементарные вещи за призмой взрослой маски серьезности. Мы просто повзрослели: обзавелись детьми, грядками на даче, хотя плевались на эту взрослость несколько лет назад. Божились, что не станем такими. Пытаемся убедить себя — мы прежние. В доказательство красим ногти оранжевым лаком, прыгаем на батуте, покупаем веселые свитера с мишками и шапку с ушками.

Обратной дороги нет. Можно перечеркнуть возраст в паспорте, вести себя как подросток, мечтать, любить, как в первый раз, лопать мамины пирожки на ее кухне, радоваться первому снегу, прыгать по лужам, носить майку с Микки Маусом – обратной дороги всё равно нет. Мы стали взрослыми… Это не значит, что мы превратились в унылых, черствых, занудных сухарей. Так кажется на первый взгляд. На самом деле получилось, как в «Королеве бензоколонки»:

-Вы что изменили мечте?

-Нет! Просто мечту изменила….

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s